Ф о т о р е п о р т а ж и

Поездка в Прагу. Путешествие безумного автобуса


весна 2002
В начало | Пинакотека | Портфолио | Смешное | Фоторепортажи | Сказки и другое | Пишите письма



У меня получился рассказ не о Праге и не о Чехии, за четыре быстрых дня, что мы там провели, впечатления в основном получились визуальные, а их лучше передать фотографиями. Мне даже пришлось искать по городу новую более объемную карточку, чтобы зафотографировать как можно больше всего. Рассказ здесь, по большей части, о том, как мы ехали в автобусе, и, быть может, он будет интересен только тем, кто присутствовал в нем. Так что, если чтение не пойдет, не осуждайте за занудство, просто - смотрите, и не читайте…




Путешествие безумного автобуса.
Поездка в Прагу. Путешествие безумного автобуса.

"Ну, ты как-нибудь… так"
Масяня

"Абсурд (от латинского absurdus - нелепый), бессмыслица, нелепость"
Большая советская энциклопедия


Поездка в Прагу. Путешествие безумного автобуса.

Как мы собирались в эту поездку? Это было предложение, которое мы поддержали в течение получаса, затем пол вечера думали, а на следующий день радостно звонили в агентство и выражали своё огромное желание. Первое, что мы услышали в ответ - то, что туры самолетом закончились, остались лишь автобусные, но призрачная Прага уже вырисовывалась в нашем сознании готическими видениями, которые никак не хотелось отпускать. Мы, кажется, забыли вообще поразмышлять над сложностями и неудобствами такого рода путешествий, а просто согласились. До Бреста на поезде, дальше сквозь аккуратную аграрную Польшу на автобусе. Без ночных переездов, вечером того же дня - в Праге. Автобус с кондиционером, туалетом и кипятком. Почему бы ни попробовать поехать и так? Ура! Едем.

Некоторые сложности с получением виз (ну никто и не сомневался, ещё ни разу Андрюха не поехал куда-нибудь с нами нормально, его Белорусский паспорт всегда подвергается гонениям со сторон посольств или таможен) нас не остановили, 29 апреля в три часа дня мы были в поезде, готовые к сомнительным приключениям. Поездка в Прагу. Путешествие безумного автобуса.

Я изначально не собиралась писать свои регулярные после путешествий заметки в этот раз. Мне казалось, что про Прагу я ничего не смогу рассказать, за четыре дня, что мы там должны провести, невозможно успеть проникнуться городом и страной, чтобы говорить о ней. Думала, размещу фотографии в интернете, и они сами всё скажут о "нашей" Праге и Чехии, как мы её увидели. Но уже первые мгновения пребывания в вагоне наводили на странные сомнения, что наша поездка - это Прага, а дальнейшее повествование говорило о том, что наша поездка - это абсурд в самом лучшем своем проявлении, когда-то являющийся излюбленной темой того же Франца, творящего век назад в мистическом городе, куда мы и держали путь. Короче говоря, я не могу избежать соблазна рассказать, как происходила наша поездка. Быть может, автобусные туры всегда такие интересные, быть может, так получилось только у нас. В одном я уверена, что с таким сопровождением как наше, нам повезло точно. Их всех четверых сложно собрать в следующий раз вновь. А ещё и пассажиры… А автобус … На нем хотелось написать большими буквами чешское слово "Pozor!", при том со значением как чешского языка, что означает "Внимание!", так и русского, что означает... непосредственно "Позор!"

Нет, себя нам иногда очень не хотелось отождествлять со своим безумным автобусом, но каждый раз, стоило нам стараться не поддаться стадному чувству их построения или внезапным озарением куда идти, мы оказывались не только в хвосте, но терялись и опаздывали. Пассажиры научились понимать нашего гида без слов, они слышали какой-то мистический голос и шли. Мы, к сожалению, так и не научились за поездку слышать эти голоса, влекущие всех в правильном направлении. Они действительно приходили туда, куда нужно, где их ждали, а не туда, куда шли мы, наивно доверяясь тому, что нам сказал до этого гид. В результате оказывалось право большинство, и нас, как школьников, отчитывали за не дисциплину. Поездка в Прагу. Путешествие безумного автобуса.

Через какое-то время нашего пребывания в поезде, в купе зашла молодая девушка Таня, вся такая одухотворенная и воздушная. Она сказала: "Я Ваш Гид". Вместе с ней был сутулый парень, он улыбался совершенной улыбкой, и радостно вслед Таниным словам произнес: "А я Ваш Стажер!".

Всё… Наверное, уже в этот момент стоило задуматься о прелестях надвигающегося путешествия, но мы лишь слабо пожали плечами, с сомнением размышляя, чему же у нас можно стажироваться.

Кто бы мог подумать, зная нас уже много лет раньше, какие черты характера в нас, оказывается, присутствуют. Я никогда бы не подумала, насколько мы есть склочники. В эту поездку мы являли собой само совершенство того, что так я не люблю в людях. Вся склочность, вся сплетнеспособность, какая только возможна быть, вдруг выперла из нас, словно ничего более интересного, чем обсуждать или осуждать поведение наших соседей по автобусу, мы не могли себе представить. В перерывах между созерцаниями романских замков и готических соборов мы останавливались в барах, брали по-чешски приготовленного вепря или утку, по кружке пива и судачили, проявляя в себе социологов и психологов. Каждый следующий день, да что говорить, каждый следующий час, нам преподносил новую тему для обсуждения. Конечно, себя мы относили к самым умным, смело высказываясь, какие все вокруг ненормальные.

Но за эти восемь дней мы полюбили всем сердцем и привязались не на шутку, к нашему очаровательному скрипучему автобусу, к его удивительным пассажирам, к нашей несомненно счастливой Танечке, так мило каждый раз улыбающейся нам в лицо, когда она вещала свой очередной обман, к нашим сумасшедшим водителям, так заботливо плутавшим по ночной Польше, дабы мы почувствовали, что и в Европе не все дороги хороши, и нашему такому трогательному Стажеру, полюбившемуся нам с первого взгляда. Поездка в Прагу. Путешествие безумного автобуса.

С него-то наша любовь и началась. "Я ваш стажер!" - мы вспоминали эту фразу, и нас одолевал новый приступ смеха. Во общем-то, наш безумный смех практически не останавливался, быть может, в те счастливые минуты, когда, скрючившись в позе эмбрионов, мы засыпали в убаюкивающем автобусе под новые сказки, не имеющие почти никакого отношения к Чехии, нашего гида.

В пять утра с копейками поезд прибыл в Брест. Там нас очень скоро пересадили на автобус, и мы отправились на границу. Автобусов с этого поезда набралось несколько, и они неслись к таможне соперничая, обгоняя и подрезая друг друга, чтобы поспеть первее. Нас предупредили сразу о непредсказуемости таможенников и времени, затраченном на границу. Может быть и сорок минут, а то и шесть часов.

В нашем случае, случилось всё за четыре. Всё это время мы были в автобусе, изредка выбегая из салона по делам. А один раз нас всех попросили выгрузиться с вещами и пройтись. Наверное, действительно только пройтись, потому что, мы прошли сквозь здание, сквозь толпу непонимающих таможенников, которым в это утро уже порядком надоели мешать работать, и с другой стороны сели обратно в автобус. Поездка в Прагу. Путешествие безумного автобуса.

Со временем мы изучили в Тане одну особенность: она очень любила запугивать своих туристов. Просила никуда не ходить, не выходить, не смеяться и так далее. Она не объясняла почему, просто говорила страшным голосом "не надо!". В первый день мы её слушались, а потом поняли, что такими темпами в нас разовьется регулярное непредсказуемое чувство страха, и расслабились. Может быть, и зря…

Польша… Нам предстояло проехать сквозь страну и далее уже по Чехии до Праги 850 км (любимая цифра Лужкова!). Наивно предполагая правильные импортные автобусы и правильные европейские дороги, мы ожидали скорости и того, что доедем быстро. Нам сразу же объяснили, что водитель не будет нарушать правила и поедет со скоростью 70 км в час. Водителей было два, они сменяли друг друга раз в четыре часа, так положено европейскими правилами.

Страна, в которую мы въехали после таможни, нас встретила пугающей аккуратностью и явным католицизмом. Деревни раскрывались перед нами во всей своей впечатляющей красе. Даже самая маленькая деревенька, или как говорят, местечко, на своей территории имеет магазинчик и аптеку. Маленькие точечные домики, окруженные таким же маленькими, но уютными двориками, выстраивались вдоль дороги, словно напрашиваясь собой любоваться. Почти каждый двор имеет свой кусочек религии, в виде увитого цветами креста или маленькой игрушечной часовенки. По стриженой гладкой лужайке перед крыльцом рассаживаются кукольные домашние пернатые и животные. Часто нам встречались и декорации гнезда с благородным аистом.

Погода нас сопровождала в капризном настроении. Суетливое солнце временами пробивалось сквозь облака вещая миру о весне, но упорные тучи иногда заполоняли небо настолько, что внезапный дождь нам казался вечным. Автобус, ещё мало похожий на "безумный", бежал навстречу горизонту, разжигая наши фантазии о предстоящих четырех днях в Праге.

Зачем-то нас повезли через Варшаву. Мы думали, что так идет дорога, но как оказалось, причина была в чем-то другом. Нас не везли через центр, мотивируя пробками, везли по окраине, но тоже долго. Кажется, заезд в столицу Польши был лишь для галочки, чтобы каждый из нас по приезду мог говорить, что в Варшаве он был тоже.

Где-то в это время наша Танечка начала говорить. Сначала мы внимательно прислушивались к ней, и между собой поправляли её ошибки в речи, которая, не смотря на, как выяснилось впоследствии, её филологическое образование, была слишком косноязычна. Ошибки были в истории, которую она нам ведала, в легендах, которые, казалось, она выдумывала на ходу. Она внезапно начинала углубляться в какие-то мелочи и в результате, почти каждый рассказ, заканчивался историей из личной жизни или сомнительной практики гидом.

Из историй, рассказанных Таней:
"Я поздно вечером прогуливалась по мосту в Праге. Транспорта почти никакого уже не было. И тут я наблюдаю такую картину: по мостовой идет гусь. Вернее, я не была уверена, что это гусь, поэтому сфотографировала его. Привезла фотографии в Москву, и мои друзья орнитологи посмотрели и подтвердили: Таня, ты видела гуся!… Но не это было самое интересное. Гуся сопровождала полицейская машина, они медленно ехали вровень с птицей, и одна дверь с её стороны была открыта. Вместе со мной ещё были мама с дочкой, и, соответственно, муж, то есть, мы стояли втроем…"
Поездка в Прагу. Путешествие безумного автобуса.

Наш автобус, как я уже говорила, был наполнен удивительными пассажирами. Как потом выяснилось, все те, кто звонили в агентство, и кому говорили, что мест нет. Но они продолжали настойчиво звонить, места появились.

Некоторых мы идентифицировали сразу же. Некоторых выучили только к концу поездки. Нас четверых посадили почему-то не вместе, может быть, заранее чья-то интуиция подсказала, что нам, таким нехорошим сплетникам в этом путешествии, не стоит ещё и сидеть рядом. Поэтому веселились мы порознь, лишь на остановках с воодушевлением обсуждали происходившее в салоне за время с предыдущей стоянки.

Рядом с нами ехала группа из семи человек студентов. Вернее, может, они уже и окончили институт, но мы между собой их называли "дети" или "школьники". Они опровергли всякое наше предположение, как могла вести себя такая компания. Мы предполагали театр, но те очень редко выступали, лишь по началу. Но и их короткие выступления и едкие замечания были в тему и с хорошим чувством юмора.

Из историй, рассказанных в автобусе:
"Одна маленькая девочка отдыхала в деревне у бабушки. Однажды, она наступила на гвоздь. Он проткнул ногу насквозь, и ей было жутко больно. Где-то она слышала, что человек без сознания боль не чувствует. Тогда она попросила соседских детей помочь ей в этом. Вышла бабушка и увидела картину, как дети лупят её внучку по голове, а из окровавленной её детской ножки торчит гвоздь…"
Поездка в Прагу. Путешествие безумного автобуса.

Ещё мы полюбили семью филологов. Большая грузная мама, вторящие явно в будущем её размерам две дочери, и неприметный папа. То, что они филологи, мы знали из подслушанных нами разговоров и дальнейших наших обсуждений. Папу мы вообще сначала не замечали, но он себя так ярко повел на экскурсии в один из замков, что не запомнить его было сложно. Он всегда гулял со скучающим отсутствующим или забитый своими женщинами видом, но в тот день был необычно оживлен. Кстати, насчет забитости его женщинами. Они все втроем часто говорили одновременно, а одна дочь не отходила от него и вовсе, постоянно несся какую-то чушь. Но у папы был слуховой аппарат. Это удобно, наверное, он выключал звук и только иногда кивал, будто слушает. Знаете, мы потом очень ему ещё позавидовали. Нам бы очень не помешал такой же прибор для общения с Танечкой.

Папино оживление в тот день мы поняли не сразу. Но вот, наш гид в очередной раз нас зовет и ведет, и папочка филологов, никогда прежде не выказывающий такого азарта, пошел первым. На ту экскурсию, надо сказать, и мы не плелись в хвосте, поэтому и услышали (подслушали, как всегда) его слова: "а теперь начнется самая интересная часть программы!" Ещё бы, ведь то была дегустация вина в подвалах замка.

Та дегустация вообще прошла отвратительно. Так неприятно вели себя туристы, выгребая из мисок хлеб, порезанный изысканными кусочками для перебивания вкуса между винами. Но все хотели есть, и, не смотря на то, что наш чешский гид, который нас сопровождал непосредственно по стране, уговаривала (надо заметить, очень тактично), пить вино, не закусывая, потому что "вино вкусно так, что его можно пить просто так!"

Мы сидели возле стола, где стояли бутылки и хлеб, всё это происходило на наших глазах, и удержаться от смеха такой жадности мы никак не могли. Было противно, было смешно, и каждый подходящий, запускающий в миску руку до дна, чтобы, буквально, вычерпнуть хлеб из неё, сопровождался нашим весельем и напутствиями "кушай, кушай…" Наверное, благодаря этому, мы хоть как-то останавливали пыл "любителей хлеба". А нашему чешскому гиду, это было видно, очень не удобно за нас - туристов… А нам - за самих себя - за русских туристов.

Ладно… Наверное, о туристах наблюдения не столь интересуют читателя, продолжим о поездке.

Продолжение...