Ф о т о р е п о р т а ж и

Санкт-Петербург. Пробег Сосновый Бор. Белые ночи. Шлиссельбург - крепость Орешек


июнь 2006



Санкт-Петербург. Пробег Сосновый Бор. Белые ночи. Шлиссельбург - крепость Орешек


50 километров дороги, вдоль соснового леса, вдоль Финского залива, и три дня "белых ночей" в Питере - отказать в таком удовольствии сложно. Билетов не было уже ни на какие поезда за три недели до поездки. Вообще, эта весенняя гонка за всевозможными билетами немножко поднадоела. В какой-то момент объявился дополнительный состав, идущий в жутко неудобное время, мы взяли билеты на него. Обратные?! А… что-нибудь придумаем. А о том, что 13 надо быть на работе во время и вообще быть - ну, … как-нибудь, будем. Санкт-Петербург. Пробег Сосновый Бор. Белые ночи. Шлиссельбург - крепость Орешек

Поезд уходил в 17.40 с Ленинградского вокзала. Нас ехало пять человек. Купейный вагон, но мы все в разных купе. Как-то поменялись - чтобы хотя бы в одном было два места, и чтобы нижняя полка была наша - посидеть. Бежали на поезд быстро, хотя вроде и собирались быть на вокзале заранее. Ромка вообще заскочил в поезд за минуту, получив долю адреналина на электричке до вокзала, которая опаздывала и никуда не спешила. Но большую дозу адреналина ему пришлось получить позднее, когда вдруг выяснилось, что мы ничего не купили ни из еды ни из пития, наивно полагаясь на вагон ресторан, или пачку печенья у проводницы, и оказалось, что в нашем составе нет никакого ресторана. "У нас дополнительный поезд, его сформировали в последний момент. Нет, вагона-ресторана здесь нет". А станции? Взмолились мы, "Большие остановки, Тверь, например, когда?" "А мы не знаем!" - радостно ответили проводники. "Мы не знаем расписания, мы едем на этом маршруте первый раз, может и остановимся в Твери, но на минуту". Отчаяние было безмерно. Срочно раскрыли все сумки, кое-как наскребли съестное, но этого было очевидно мало. Мысль заработала стремительно. Что делать? Кто-то пошутил: "Вот бы по пути у нас кто-нибудь жил и пришел бы к поезду с едой!" "Ну, конечно! Тверь!" Там живет Ромкина мама, и через минуту мы уже весело ей звонили и заказывали мешок йогуртов и бананов. В такой эйфории есть захотелось даже тем, кто и не собирался. Жизнь сразу приобрела другие цвета, мы расслабились, и в ожидании еды развлекались всякими роликовыми историями. Уселись впятером на полку в купе, наши грозные соседи сообщили, что они лягут спать в восемь, и нам нужно бы удалиться. Все другие места - у нас были верхние, а пассажиры на нижних, давно растелились. Мы вышли в коридор. Нас гнали от окна к окну - всем было от нас шумно, а разве мы шумели? Особенно перед Тверью. Когда периодически перезванивались с мамой, которая давно ждала нас на платформе в Твери, а мы все ещё не знали, будет ли остановка. В курсе нашей истории были все. Проводники сказали, что если мы остановимся, то специально для нашей мамы они откроют дверь. Напряжение нарастало… Санкт-Петербург. Пробег Сосновый Бор. Белые ночи. Шлиссельбург - крепость Орешек

Но вот мы въезжаем в город, потом подъезжаем к вокзалу, обнадеживающее торможение, и…!!! Все у нас получилось - кто бы сомневался. За минуту, мы даже успели пообщаться, прокричали спасибо, и поезд тронулся.

В Питер приезжали в четыре утра. Было светло. И вообще, темнело ли в ту ночь, мы не знаем. На вокзале и перед ним - невероятная суета. Нас встретили, отвезли поспать, а в одиннадцать у нас уходила электричка до Ломоносова, откуда старт нашего роликового пробега. Погода была обворожительная - припекало солнце. А ведь из Москвы мы уезжали в дождь. И прогноз, которому мы давно не верили, обещал дожди и в Питере. Такой пробег, организовывается уже в третий или четвертый раз. Народу собралось прилично, наверное, даже больше, чем на Пушкин-Питер. Сразу ушла вперед наша авангардная группа. А что было дальше, я не знаю. Ехала себе ехала одна. И километров через сорок даже перестала понимать вообще, там ли я еду. Лишь периодически встречающиеся роллерские следы обнадеживали меня. Первое время дорога была отвратительна. Сильный встречный ветер иногда вообще стопорил движение. Вроде напрягаешься, а словно на месте стоишь. Часть дороги проходила вдоль залива. С одной стороны море, с другой - железная дорога. Зрелище - сказочное. На заливе - сильные волны, ветер нагнетал обстановку, ехать было очень некомфортно, и если бы не пейзажи вокруг, то я бы вообще б, наверное, решила, что ролики мне не приносят никакого удовольствия - зачем они мне?! Только я знала, что все эти неприятности, и сильный ветер, и кочки-колдобины, и нагло подпирающие гудящие машины, удушающая жажда, и разбитые больные ощущения в ногах забудутся, а в памяти останется только солнце и красивейшая дорога!

Потом асфальт выровнялся, трафик стал значительно меньше, и жизнь немножко наладилась, если бы не тормозящий ветер, и ощущение, что я одна во всем мире, поскольку ни впереди, ни позади себя я не видела ни души, не говоря уже о роллерах. Санкт-Петербург. Пробег Сосновый Бор. Белые ночи. Шлиссельбург - крепость Орешек

В какой-то момент из леса вывернул велосипедист, он шел за мной, иногда отставая иногда нагоняя, и мне перестало быть так одиноко. Я уже давно ожидала конца дистанции, а он сообщил мне, что ехать ещё километров пять. Что это значит, когда выбился из сил, наверное, объяснять не надо. Ноги гудят, они разбились на той плохой дороге, и силы свои я оставила там. Было обидно - сейчас дорога как нельзя лучше, а ехать комфортно у меня уже не получается. "А может я не роллер" - снова предательские мысли. А потом я вижу небо, дорогу, в вираж заходящую в сосновый бор, и гладь озера слева, и остаюсь жить так…

Ещё немного, ещё, ещё, и вот… впереди какое-то движение, вернее даже, стоянка, и я понимаю, это наши первые, и то, что это финиш. Оглядываю уже приехавших, их не много, а у меня оказывается, все не так плохо.

Потом мы вышли к заливу. Когда я ехала, мысль была одна - окунуться в него с головой. Когда я остановилась, стянула ролики, с решением, что неделю не надену больше их, а то и никогда! Когда подошла к воде, настроение купаться изменилось. Мы разулись и походили по волнам босиком, оставив усталость и разбитость ног в воде. Умылись в соленой воде. Волны, песок, этот вкус морской воды на губах! Ах! Вдруг я поняла, как соскучилась по морю…

А после - мы договорились с моими сестрами встретиться в Петергофе. Заодно и фонтаны посмотрим. Хотя по прежним своим впечатлениям года четыре назад, я запомнила, что впечатлений-то как раз не было особенных. В детстве все это производило иное, а сейчас - просто красивый парк. А вот то, что мы оттуда до Питера запланировали ехать на метеоре, нас радовало больше.

На такси мы доехали до платформы городка Сосновый Бор, жутко хотелось пить, и надвигался голод. Станция - убогая, вообще было не понятно, она ли это. Таксист нам указал в сторону - там, мол, кафе. Ну, кафе - это слишком звучно, главное, что сока мы там купили. Электричка, разумеется, опоздала. Мы поняли, что в Питере вообще, железнодорожный транспорт живет не согласно с расписанием. А зачем? А нас уже вызванивали уставшие от фонтанов сестры.

Мы иногда ехали вдоль той дороги, где час назад проезжали на роликах. Лес, залив, солнце! О! Сколько я была в Питере, но с такой погодой забывается, что этот город чаще сырой и мрачный. Санкт-Петербург. Пробег Сосновый Бор. Белые ночи. Шлиссельбург - крепость Орешек

Резкий контраст от Соснового Бора - город Петергоф. Станция - очаровательный вокзальчик. Чистая просторная площадь. Опрятные автобусы, следующие один за другим. Мы проехали по улицам - таким аккуратненьким с яркими фасадами аккуратненьких домиков. Подстриженные газоны, чистый ровный асфальт - рай для роллера. Мы были в Петергофе уже после шести, фонтаны выключили, по парку бродили одуревшие от гуляния туристы, и нас встретили такие же наши сестры. Они мечтали скорее уехать, и мы отправились на пирс. Там нас ждало очередное потрясение. Мы отстояли очередь за билетами на метеор. Потом встали в очередь на сам метеор. А когда уже была наша очередь проходить, нас не пропустили, сказали, что билеты у нас на другой причал. "А как мы должны были об этом узнать?" - разглядывая свои билеты, где кроме рекламы никакой достойной информации, поинтересовались мы. "А вам должны были в кассе сказать!", почувствовав вину за то, что нам ничего не сказали, мы отправились на другой причал. На пирсе было прохладно. Гудел ветер. Бились холодные волны. С нами была маленькая Света, мы её всячески пытались прикрыть от ветра. Разницу, почему нам нельзя было сесть на другое судно, мы разгадали, оказывается, работают две разные компании по перевозке, и метеоры принадлежат разным "деньгам". О… Russia! Нет слов…

Нагулявшись, нахлебавшись, и сделав очередную попытку купить билеты в Москву (кассы предварительной продажи уже были закрыты, а работали суточной, где не продавали билеты на послезавтра - но мы уже решили не удивляться), мы приехали ночевать в Ленсоветовский. И опять контраст. Ещё на Невском я сделала робкие попытки купить, что нам нужно, в центре, подозревая, что Ленсоветовский не имеет круглосуточных магазинов. Но что магазинов не будет и на метро "Звездная", я совсем не ожидала. В каком-то жарком ларьке мы купили апельсинов и конфет, испугавшись покупать что-либо другое, поехали в гости.

Санкт-Петербург. Пробег Сосновый Бор. Белые ночи. Шлиссельбург - крепость Орешек


Продолжение...