Ф о т о р е п о р т а ж и

Красная Поляна


декабрь 2003

Красная Поляна, декабрь 2003
Это было приятно осознавать, что из Домодедово с лыжами летим в этом сезоне первыми. На нас выясняли, можно ли бесплатно провозить инвентарь, искали нужные бумаги, посылали нас то платить за негабаритный багаж, то не платить. Мы высматривали других пассажиров с лыжами, да так и не нашли. Хотя в марте, когда мы летели туда же, у меня было ощущение, что в самолете летели только горнолыжники.
Красная Поляна, декабрь 2003 Адлер нас встретил теплом и каким-то необыкновенным запахом. Будто весна. А, может, в этих краях весна все время?

Дорога в Поляну. Скальный участок по-прежнему закрыт, то есть, по нему установлено реверсивное движение по выходным, а в будние дни - определенные часы проезда. Немного жаль, что скоро такая красивая дорога укроется в туннеле, порцию адреналина получаешь уже на ней. Хотя рассказы о пробиваемых камнями крышах автомобилей не очень впечатляют.

Мы приехали 13 к вечеру. Уже начинало темнеть. И что меня удивило: здесь сумерки такие же долгие, как у нас бывают летом. Снег лежал даже в Эсто-Садке, а на первой очереди у подножья на горке народ катался на санках.
Красная Поляна, декабрь 2003

Поселились мы в отеле "Исида", на сайте впечатляюще висела цифра 500 метров до канатки. Уже в отеле цифру назвали другую: 800 метров. Ходить пешком можно, но не с инвентарем, конечно. Пешком мы пошли в тот же вечер смотреть на гору. Канатка ещё крутилась, а кафешки внизу были наполнены спустившимися довольными лыжниками и сноубордистами. Многие на следующий день уже улетали, это только мы прилетели к концу выходных. Для большинства выходные заканчивались.

"Мюнхгаузен" печально закрыт, вероятно, его готовят к новому году.


Красная Поляна, декабрь 2003
Мы стояли под горой и впечатлялись видами снега от самого подножья до вершины. От предвкушения кружилась голова, и день завтрашний мы, мягко говоря, подгоняли.
Красная Поляна, декабрь 2003 Прошлись до палаток с местными напитками, произвели дегустацию у тети Марины, вспомнив прошлый год, вспомнив прошлый вкус, вспомнив… "А было ли лето?" - как когда-то по весне я спрашивала у солнца: "Была ли зима?". Странно так все поменялось всего лишь за год. Разве могла я представить год назад, что так буду очарована снегом, и взывать к зиме?

С утра открываю глаза и вижу в окне странную картину падающего снега. Странно не то, что снег, а странным было его падение. Стремительно вниз летели хлопья сбившихся в группы снежинок. Видимо, мы находились как раз на уровне, где снег превращается в дождь.

Гора утопала в падающем снегу и тумане. Я вспомнила, как в прошлом году моё ознакомление со склонами началось в плотном облаке: наверное, чтобы не пугаться сразу же.

"Ну что, по тройке для начала?"

В прошлом году, когда мы только начинали, на Красную Поляну мы поехали после двух месяцев предварительной подготовки в Волене. Конечно, такая подготовка для настоящих гор смешна, но все же. В этом году мы решили сезон начать сразу здесь. Только перед самым вылетом попробовали прокатиться в Степаново, больше для того, чтобы проверить, что снаряга не залежалась, и ещё готова нас катать.

Тройки сразу же хватило для того, чтобы понять, что нет у нас никакой подготовки, что сил нет даже чтобы дойти до канатки, что теперь каждое утро я буду делать по тысячи приседаний - ВОТ!
Красная Поляна, декабрь 2003 Но мы все равно отправились на четверку, и все дни катались только на ней…

Тучи были выше гор, валил хлопьями снег, закрывая следы тех, кто был здесь до нас. После обеда количество катающихся значительно уменьшилось: вероятно, они уезжали в тот день. Мы катались до упора. Ноги налились цинком, не слушались, а мы снова и снова тащились наверх.

Ландшафт не тот, что в марте. Снега значительно меньше, и там, где в прошлом году лежали маршруты, теперь торчат кусты и пеньки. Снег пуховый, ещё не укатанный. А некоторые места и вовсе целинные.

Спустились с горы и за форелькой в кафе. Влажный воздух тающего снега с одежды в помещении, запотевшие стекла, и разговоры о том "Как я!", а "Как он!"…

Курорт явно опустел. Мы оставались одни в гостинице. А потом нам показалось, что мы оставались одни везде. Последующие дни дежурной была фраза: "На горе только вы, я не буду посылать человека на подсадку?" И ещё, когда мы спускались: "Там есть ещё кто-то на горе?". Мы были первыми, и последними, а чаще единственными.

Особенно первыми было замечательно быть в последнее утро, когда за ночь хорошо припорошило, и мы оставляли первыми свои следы.
Красная Поляна, декабрь 2003

Одни в кафе… Одни ожидаем такси… Даже тетя Марина не выходила на работу, а проходящие мимо работники нам говорили: "Приезжайте ещё, кормильцы вы наши!"

За четыре дня снег, лежащий уже на первой очереди растаял даже на тройке, съезжать по которой стало практически невозможно. А ведь 14 народ катался даже по двойке. В последний день, когда мы уезжали, лил откровенный дождь. "А Поляна нас всегда провожает дождем…"

Настроение у погоды в горах меняется очень быстро: пронизывающий ветер, вслед ему яркое солнце, мгновенно налетела туча со снегом, но не успели мы спуститься, она уже властвует над другой горой.

Спуск, прерываемый несколькими паузами - посидеть в сугробе отдохнуть, глоток живительного напитка, подъем на канатке. Сидишь… Мир разглядываешь. Горы, небо, причудливые фигуры из облаков.

Я перестала бояться снега. И в какой-то момент поняла, что есть крутые спуски, но нет непроходимых. (кажется я где-то это слышала… вспомнила! Кто-то после путешествия на роликах по Подмосковью сказал: "оказывается, нет непроходимого асфальта!")

Но вот уже 17 число, и пора упаковывать вещи. Последний спуск дался большим трудом, похоже мы по максимуму исчерпали свои возможности.

Уже, когда в аэропорту стояли в ожидании посадки, возникла не улучшающая настроение мысль: "А не зря ли мы начали сезон с Поляны? Как теперь в Москве кататься?"

FromIrish
декабрь 2003 года